Книга «Flash Boys», Майкл Льюис

Ожидал от книги «Flash Boys» немного большего. К сожалению, рейтинг получился не особо высоким.

Во-первых, книга очень сложная. Даже несмотря на большое количество примеров и сравнений, описываемые технологические процессы внутри торгового ядра биржи являются достаточно трудными для восприятия.

Во-вторых, даже несмотря на то, что книга представляет собой, в большей степени, длинный рассказ, нежели список каких-то практических рекомендаций, читать было достаточно скучно.

В-третьих, каких-то практических советов вы здесь не найдете. Это больше похоже на дополнительную литературу, позволяющую взглянуть на рынок немного под другим углом (в принципе, как и книга «Физика фондового рынка», обзор которой я уже делал ранее).

Тем не менее, несмотря на большое количество минусов, у «Flash Boys» есть и свои плюсы. И в первую очередь это то, что книга приоткрывает мир высокочастотной торговли для людей, далеких от трейдинга, математики и компьютерных технологий. Автор, Майкл Льюис, в деталях показывает, как изменилась индустрия с появлением высокочастотной торговли, подробно описывает первые шаги, мысли и достижения первопроходцев высокочастотного трейдинга, в том числе и российских математиков, физиков и программистов.

Ниже я предлагаю вам ознакомиться с самыми интересными, на мой взгляд, моментами, которые я нашел в книге. 

 

ИНТЕРЕСНЫЕ МОМЕНТЫ

— HFT (высокочастотный трейдинг)

— дата-центр (центр сбора и обработки данных)

— спредовые сделки (игра на разнице в ценах)

— бид (попытка купить акции), оффер (попытка продать акции)

— перекрытие спреда (для продавца — принятие цены покупателя, для покупателя — принятие цены продавца)

— SIP (место в специальном компьютере, отведенное для сведения всех бидов и офферов всех акций США в одном месте; «процессор информации о ценных бумагах»)

— за последнее десятилетие финансовые рынки менялись с такой скоростью, что наше представление о них уже не соответствует действительности; картина, где некие кабельные каналы запускают внизу экрана бегущую строку с тикерами (символами ценных бумаг), ценами и объемами сделок, а в операционном зале что-то орут друг другу альфа-самцы в пиджаках с цветной маркировкой, уже устарела; мир, представленный на ней, канул в небытие; примерно с 2007 года торги на фондовом рынке США теперь совершаются внутри черных ящиков, которые находятся в хорошо охраняемых зданиях в Чикаго и Нью-Джерси

— идея о том, что именно люди должны соединять инвесторов с рынком, канула в Лету; понятие «биржа» для Nasdaq и New York  Stock Exchange, а также их новых конкурентов вроде BATS и Direct Edge стало обозначать комплект компьютерных серверов с установленной на них программой, названной «механизмом сопоставления»

— в 2005 году четверть всех сделок на публичных биржах проводилась HFT-фирмами, а в 2008 году этот показатель возрос до 65%; в прошлом, когда центральное положение на фондовом рынке занимали люди, спреды между бидами и офферами любых акций составляли 1/16 процентного пункта (6,25 цента); теперь, когда людей сменили компьютеры, спред, по крайней мере у активно торгуемых акций, как правило, равняется 1 центу, или 0,001%

— недавно обретенная способность рынков двигаться со скоростью обработки информации, доступной компьютеру, а не человеку, породила на Уолл-стрит новый класс трейдеров, осуществляющих новые виды сделок

— тысячи раз за день цены колебались так сильно, что можно было, например, заключить фьючерсный контракт на сумму, превышающую общую цену указанных в нем акций (например, продавать фьючерсы в Чикаго с учетом текущих цен, по которым индивидуальные акции продавались в Нью-Йорке и Нью-Джерси); для получения прибыли требовалось действовать быстро сразу на двух рынках; единственным ограничением служила скорость распространения сигнала между дата-центрами

— ценность высокоскоростной линии для передачи информации повышалась тем более, чем меньше людей имели к ней доступ; весь смысл существования линии заключался в создании внутри открытого рынка закрытого пространства, доступ куда могли получить лишь те, кто был готов заплатить десятки миллионов долларов в качестве платы за вход

— линии — это оптоволоконные кабели для передачи информации от одного сервера к другому; единственным серьезным фактором, определявшим скорость передачи сигнала, была длина кабеля, или расстояние, которое требовалось преодолеть сигналу, чтобы добраться из пункта А в пункт Б

— человеку требуется 100 мс, чтобы мигнуть; трудно было поверить в то, что совсем крошечная часть этого мгновения имела такое огромное значения для рынка

— 6 мая 2010 года (черный вторник) в 2:45 без какой-либо видимой причины рынок за несколько минут упал на 600 пунктов; а еще через несколько минут будто пьяный, которые пытается сделать вид, что это не он уронил аквариум и убил любимую золотую рыбку хозяев, рынок отскочил обратно в исходное положение; 5 месяцев спустя SEC опубликовала отчет, в котором вина за крах возлагалась на один крупный приказ о продаже фьючерсных контрактов, по ошибке отправленный на биржу в Чикаго малоизвестным фондом из Канзас-Сити; это объяснение могло быть правдивым лишь по совпадению, потому что регуляторы фондового рынка не располагали информацией, необходимой для понимания процессов, происходящих на нем; теперь единицей измерения времени при проведении торгов стала микросекунда, а биржи вели записи в секундах; в секунде же миллион микросекунд

— разницу в скорости доставки приказов на разные биржи начали использовать для того, чтобы опережать игроков и зарабатывать на этом

— появились желающие, готовые выкладывать миллионы за размещение своего оборудования внутри самих бирж; услуга «пространственной близости» скоро стала известна под названием «колокация»

— в отчете, опубликованном в феврале 2013 года, группа исследователей из Калифорнийского университета в Беркли указала, что количество расхождений в стоимости акций Apple между SIP и данными на экранах трейдеров, быстрее получавших рыночную информацию, составляло 55000 раз за один только день работы; это означало, что 55000 раз в день высокочастотный трейдер мог воспользоваться недостаточной информированностью других участников рынка — приобретать акции Apple по старым ценам и продавать по новым, более высоким, пользуясь недостатком информации у инвесторов по обеим сторонам сделки; и это был лишь самый очевидный способ, каким высокочастотный трейдер мог использовать для заработка опережающее видение рынка

— американский фондовый рынок теперь делился по классовому признаку на имущих и неимущих в зависимости от скорости доступа; имущие покупали наносекунды, а неимущие понятие не имели, сколько наносекунда стоит; финансовый рынок, прежде открытый и демократичный, по сути стал чем-то вроде закрытого просмотра украденных произведений искусства

— биржи стали использовать невероятно сложную систему комиссионных и откатов; новую систему назвали «модель мейкер-тейкер», суть которой, как и большей части творений Уолл-стрит, мало кто понимает; к примеру, вы хотите купить акции Apple, а они котируются на рынке по 400-400,05. Если вы просто вступаете в игру и покупаете их по 400,05, то «перекрываете спред»; поступающий так трейдер классифицируется, как «тейкер»; если же вместо этого вы подаете заявку на покупку акций Apple по 400 и поддерживаете ее, пока кто-нибудь не продаст вам эти акции по 400, то вас считают «мейкером»; как правило, биржи взимают с тейкеров небольшие суммы за каждую акцию и еще меньшую сумму приплачивают мейкерам, а разницу кладут себе в карман на основании сомнительной теории, что всякий, кто не поддается желанию перекрыть спред, оказывает своего рода услугу

— гонка за скоростью начала формировать ряд явных проблем; например, если отправляешь торговый приказ не на одну биржу, а на все биржи сразу, то из-за задержки отсылаемый сигнал не приходит на все биржи в одно и то же время; это приводило к тому, что данные отображались некорректно

— всё реже и реже инвесторы были способны продавать и покупать разом крупные партии ценных бумаг; их разочарование в публичных фондовых биржах привело к тому, что крупные банки Уолл-стрит стали создавать частные биржи — темные пулы; в середине 2011 года примерно 30% всех сделок на фондовом рынке проводилось за пределами публичных бирж — по большей части в темных пулах; их привлекательность, по словам представителей банков Уолл-стрит, заключалась в том, что инвесторы могли раскрывать информацию о собственных крупных биржевых приказах, не опасаясь, что ею воспользуется кто-то другой

— банки Уолл-стрит контролировали не только сами приказы и информационную ценность этих приказов, но и темные пулы, где могли их исполнять; банки использовали разные подходы для извлечения ценности из приказов клиентов; все они сначала отправляли приказы в собственные темные пулы, а уже потом — на открытый рынок; внутри темного пула банк мог сам торговать с клиентом или же продавать специальные права доступа к пулу высокочастотным трейдерам; в любое случае ценность клиентских приказов монетизировалась крупными банками Уолл-стрит; если банк не мог исполнить биржевой приказ в собственном пуле, то он отправлял его в первую очередь на ту биржу, которая выплачивала за этого наибольший откат, в свою очередь становившийся обычной наживкой во флеш-ловушке

— возникает вопрос: почему бы не создать дистанцию, которая сделает HFT-стратегии бессмысленными, чтобы избежать продажи трейдерами права на размещение компьютеров в здании новой биржи? эту идею и попробовала реализовать новая биржа под названием IEX («Биржа инвесторов»), начавшая функционировать 25 октября 2013 года

— появление IEX породило настоящую битву среду профессиональных участников рынка, политиков и регуляторов; против выступили трейдеры, использующие компьютерные алгоритмы, а также такие крупные операторы, как NYSE и Nasdaq

— создать справедливые для всех условия оказалось на удивление просто: было решено не продавать какому-либо трейдеру или инвестору права на размещение его компьютеров вблизи биржи или на привилегированный доступ к данным биржи; также было решено не выплачивать откаты брокерам и банкам, а вместо этого взимать плату с обеих сторон сделки в одинаковом размере — 0,09 цента за акцию (плату, известную как «девять миль»); еще один момент заключался в том, что были допущены только 3 типа приказов: рыночный, лимитированный и Mid-Point Peg («фиксация в средней точке») — последний означал, что приказ инвестора будет находиться в средней точке между текущим бидом и оффером любой акции

— главной инновацией биржи IEX стала 38-мильная катушка оптоволоконного кабеля, который свернули и  поместили в бухту в специальную ячейку размером не больше коробки для обуви; данная катушка симулировала эффект расстояния и, тем самым, создавала задержку сигнала; поток данных от IEX ко всем игрокам и обратно должен был проходить круг за кругом — тысячи крошечных кругов внутри волшебной коробки; такая схема не давала высокочастотным трейдерам никаких преимуществ в скорости

— несмотря на то, что вокруг HFT выстроена огромная инфраструктура, IEX дала возможность выбора; также она смогла доказать: фондовый рынок, чья структура была преднамеренно и сверх меры усложнена, доступен для понимания, а чтобы свободный рынок нормально функционировал, не надо им манипулировать к чьей-либо выгоде; он не нуждается в раздражающих откатах и выплатах за перенаправление потока приказов, в колокации и всевозможных несправедливых преимуществах, которыми пользовалась небольшая кучка трейдеров

— в скором будущем IEX может стать главным конкурентом таких крупнейших операторов рынка, как BATS Global Markets, NASDAQ и Intercontinental Exchange (ей принадлежит NYSE)

 

МОЯ ОЦЕНКА КНИГИ

(от 1 до 5, где 5 — высший балл)

Простота (доступное изложение, четкая структура, ясная логика) — 1

Глубина (детализация, нюансы, факты, общие выводы) — 3

Яркость (эмоциональные переживания, яркие образы, мотивация) — 2

Практическая польза (применение в трейдинге) — 3

 

ИТОГОВЫЙ РЕЙТИНГ

9 баллов из 20 возможных

 

На этом здесь всё. Надеюсь, что данный обзор оказался для вас полезным.

С уважением Александр Шевелев.

 

Книга «Flash Boys» на OZON.ru

Книга «Flash Boys» на Лабиринт.ру